ulysses4ever (ulysses4ever) wrote,
ulysses4ever
ulysses4ever

Categories:

А. Венедиктов про нового министра образования

И.Воробьева ― Кстати, про министра образования был вопрос: почему вы вышли из общественного совета [при Минобрнауки]?

А.Венедиктов ― Я отвечал на эту тему. Я понимаю, что, судя по тому, что заявляла Ольга Васильева и что она делала – я знаю, что она делала – в администрации президента, — это совершенно не совпадает с моим представлением о том, что такое образование в России в 21-м веке. Она тянет это всё в конец 19-го века. Она сторонник, как она декларирует, классического образования. Это заранее обречь целое поколение школьников на то, что им придется… Ничего страшного, в общем, нет, на самом деле. Есть возможность и доступ к дистанционному образованию, хоть к Оксфорду, хоть к МГУ — можно. Но зачем тогда держать миллионную армию учителей – их миллион 200 тысяч?

И я просто не хочу к этому иметь никакого отношения и обсуждать то, что очевидно прямо противоречит взглядам нового министра и, видимо, премьер-министра, который ее представил, и, видимо, президента, который ее назначил. Я совершенно не собираюсь тратить свое время, чтобы выслушивать те речи, которые она произносит. Я же вижу в паблике…

И.Воробьева ― Подождите! Вот ведь, в чем проблема: многие люди очень резко отреагировали, хотя она на посту министра еще ничего не успела сделать.

А.Венедиктов ― Послушайте, вы не забывайте, что я членом Общественного совета при министерстве чуть ли не с Филиппова… нет, не с Филиппова – все-таки с Фурсенко и по предложению Фурсенко. Там разные министры с разными взглядами. Как мы собачились с Ливановым – люди знали – это орали друг на друга, потому что были не согласны, но мы абсолютно точно друг друга слышали. Потом мы садились и говорили: А как здесь сделать так, чтобы не потерять, а как здесь получить поддержку в Государственной думе в этом вопросе? И мы шли к компромиссу, мы шли курсом приспособление образования к нуждам 21-го века. Вообще, про образование – нужно про детей говорить, а не про учителей. И она меня тоже напрягла: главное – учителя. Нет, главное – дети. Нет, главное – дети! Это такой популизм:«Я там сделаю…». Ничего ты не сделаешь учителям, потому что бюджет, зарплата – всё понятно. А главное – это то, что получают дети, а не дают учителя. Вот это Ливанов понимал очень хорошо.

И когда наши школьники привозят всякие медали с международных… и завоевывают всякие – это никто в плюс не ставит. Это же система. Не хочу про допинг, но это такая же система, как Олимпиада. Это международная система соревнований, и наши школьники соответствуют ей. И сейчас начальная школа у нас очень здорово идет. Это тоже все постепенно: сначала Филиппов, потом Фурсенко, потом Ливанов – они понимали, что такое 21-й век. Они понимали, например, что дети идут в школу – уже 93% умеют читать и писать. Если еще 10 лет назад таких было 70% первоклассников. То есть учителя начальной школы не должны учить читать и писать. Они должны учить другому, другой корпус – в интересах детей. И говорить надо про детей. Мне уже все равно, мой 9-й заканчивает и как-нибудь переживет. А вот новое поколение… не хочу принимать участия в том, что считаю просто безобразием.

О.Чиж ― А зачем, вообще, эта рокировка произошла, кто-нибудь знает?

А.Венедиктов ― Нет, я еще не понимаю, я еще не встречался с людьми, которые принимали решение на эту тему. Я хочу им задать вопрос. Я фантазировать не хочу.

О.Чиж ― Но вы думаете, что держать себя в руках она не будет – будет православная математика?

А.Венедиктов ― Нет, послушайте меня. Она человек, в отличие от одного министра, которого мы считаем мракобесом, — а он, на самом деле, не мракобес, и если бы Навальный был президентом, у нас бы тут все было наоборот, и расцветали бы сто цветов и всё, — а она в это верит. Она в это верит и вот… Знаете, человек бывает заложником своей научной карьеры. Она специализировалась по истории отношения Сталина и церкви. Оба два – хорошо, оба два – лучше. И она стала заложником этой системы 40-х, 50-х годов. И она в этом, действительно, глубоко понимает, очень серьезный ученый в этой части, безусловно. Но это называется «профессиональная деформация». И она эту профессиональную деформацию она переносит, как сотрудник администрации – ну, я же видел бумаги, которые она готовила… Ну, слушайте, я же с ней познакомился не только сейчас; я же понимаю, каким образом и кто ей протежировал, и понимаю, что назначена она была довольно неожиданно для многих людей, которые должны были принимать в этом участие, но, пользуясь их отсутствием в Москве по причине предвыборной кампании, которую они должны были вести в регионах, она была так быстренько назначена. Всё это вот такая история.

Источник

Tags: education
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments